10
апреля

Пиарщики создают Приходько образ Бедной Насти

После выхода интервью Анастасии Приходько, в котором она рассказала о трудностях своего детства и проблемах с мамой, мы связались с Оксаной Михайловной, матерью девушки, пишет «Комсомольская правда».

- Оксана Михайловна, признание Насти - правда?
- Это работа продюсерской команды. Но не конкретно Константина Меладзе, а приближенных к нему. Константин ведь по национальности грузин. А грузины боготворят свою семью, а уж тем более мать. Мне больше всех жалко дочку. И виновата не она. Если она ехала в Москву с ворохом детских снимков, то ее уже к тому времени хорошо «накрутили». Мне вообще сказали: не мешай ей существовать! А после этого появились все эти пасквили: сына Назара обвинили в расизме, Настю - в фашизме, меня - в бесчувственности.




И если с меня все это стекает, потому что я давно, слава богу, живу в этом мире, то Насте сейчас достается больше всего. Мне ее очень жаль. Для нее я всю жизнь была самым главным человеком, потому что я одна подняла их двоих, работала на трех работах, чтобы у них было все. Они никогда ни чем в жизни не нуждались, потому что у меня был комплекс - они растут без отца. Поэтому я для них была отцом, матерью, подругой, старшей сестрой. И моя личная жизнь - это моя личная жизнь.

Мы живем не в ханжеское время. У меня были мужчины, и никто в этом укорить меня не сможет. В конце концов это я пою на «Евровидении» или она? Почему моя биография должна стать достоянием общественности, а не ее? У меня в жизни было много разного, но мне не стыдно за свое прошлое, потому что главное для меня - мои дети. И по сей день у нас с ними нет тайн: они все знают обо мне, а я - о них. У нас одна большая и очень сильная семья. Мы поддерживаем друг друга. И я жду не дождусь, когда Настя на днях прилетит, и я смогу посмотреть в ее глазенки, обнять ее и успокоить. 

- Но ведь Настя рассказала  это сама...
- Промоутеры и пиар-служба захотели сделать образ Бедной Насти, несчастной, брошенной мамой. Когда она в Киеве дает концерты, и я сижу в зале, она выходит на сцену и говорит: «Мамочка! Я так счастлива, что ты в зале». Первый канал я прекрасно знаю: это очень интеллигентная команда с тончайшей культурой организации. Настя - представитель этого канала, поэтому уверена: Насте Первый канал не сделает ничего во вред. Но, например, мне уже звонили журналисты, которые заявили, что Настя - лесбиянка. Наверное, следующее, что я услышу, - это то, что моя дочь наркоманка, потом, наверное, что наша родня - извращенцы и инопланетяне...


- В интервью Настя упомянула, что родилась с какой-то меткой на теле...
- Да, верно. Но дело не в том, что она якобы была нежеланным ребенком. Она родилась в 1987 году. Забеременела я ею в 1986-м, когда шандарахнул Чернобыль. Тогда был неофициальный запрет на рождение детей, медики настаивали на абортах. Однако я заявила: нет, буду рожать. Ее отец тогда ушел служить в армию. Папа мой, Настин дедушка, убедил меня, что они с мамой помогут мне. И вот, несмотря на Чернобыль, родилась Настюша. Правда, родилась с удушьем и с пятном на груди.


Врачи приписали пятно к онкологии. В три месяца моей крошке сделали операцию, взяли анализы на онкологию. И на протяжении трех дней я каждое утро ходила за результатами анализов мимо детского морга... За эти трое суток у меня полностью поседела голова. На четвертые сутки мне наконец вынесли вердикт: мамаша, успокойтесь, это было родимое пятно. Потом у нас часто возникали тяжелые ситуации. То мы в аварию жуткую попали, когда всей семьей чуть не погибли. Правда, Бог милостив - он меня больше всех наказал в этой катастрофе. И дочка смогла пережить за три года мои 7 операций. Она каждый раз была со мной, держала меня за руки.

И, когда я открывала глаза, она мне твердила только одно: «Мамуль, крепись! Мы с тобой!» «А если я останусь калекой?» - спрашивала я. А она мне твердила: «Значит, я останусь с тобой!» Потом другая беда нагрянула - Настена легла на операционный стол. На 8 Марта я ее накормила вкусностями, и вдруг у нее резко подскакивает температура, начинаются рези в животе. Острый аппендицит. Ее еле вытянули с того света.

- Да уж. Нелегкая жизнь.
- Ну есть и много приятных воспоминаний. Помню, когда Настена была маленькой, она всегда безумно ждала меня. И вот как-то должна была приехать на дачу, а автобусы ходили нерегулярно. Я с тюками, с подарками наконец приезжаю, а она сидит на остановке на корточках, а в ладошках у нее увядшие цветочки. Я ее беру на руки, мы идем на дачу, где нас встречает мой отец, и он мне говорит: «Оксана, она уже три часа сидела на солнцепеке, все молчаливо ждала, когда ты приедешь». Прошел 21 год, и она по сей день так же меня трогательно ждет, и я ее так же жду. Ведь мы с ней - одно целое.


Мы разыскали 43-летнего папу Насти Константина Рыбалова. Он живет в Ростовской области, а об успехах дочки узнает только по телевизору.

- Как получилось, что вы не воспитывали Настю?
- Двадцать лет назад я вообще не знал, чего хотел от жизни. Был отъявленным романтиком, стремился к чему-то неизведанному. Зарабатывал на семью установкой декораций в театре. Потом меня призвали в армию, и именно поэтому я и не встретил супругу из роддома с Настюшей. Жизнь вносила свои коррективы, и мы с Оксаной не сошлись темпераментами. Пока дочка росла, мы вообще не общались. Когда Настасье исполнилось 14 лет, у нас с ней состоялось второе знакомство. Тогда я на нее уже не смог влиять: характер сформировался. Общались во время моих коротких поездок в Киев. К тому времени она уже четко знала, чего хочет. Она хотела быть певицей.


- А сейчас вы поддерживаете с ней отношения?
- От случая к случаю. В основном мы общаемся с мамой Насти да иногда с бывшей тещей.


- А в газетах писали, что Настя запретила вам появляться на «Евровидении».
- Это вымысел. Ведь последний раз я с ней разговаривал в 2007 году в период ее участия на «Фабрике звезд», когда об этом конкурсе и речи не было. Тогда же Оксана сказала мне, что Настя не любит, когда на ее выступлениях появляются родные: она очень эмоциональная и начинает переживать за выступление. Поэтому в те считанные разы, когда мы с ней встречались, мы разговаривали о деле. Например, о ремонте на их даче в селе Круглик. Кстати, Настюша очень трудолюбивая, это я сужу по тому, как она помогала нам ремонтировать комнаты на даче.


- А на кого Настя похожа?
- Дочка на меня очень похожа. Например, я в молодости тоже ходил в черных одеяниях. Так что гены не изменить. А вот что касается всего остального, то за это дочь должна благодарить маму, бабушку и дедушку. Воспитали ее так, как надо. Они дали все то, чего в свое время не смог дать я. Когда у нас с Настей произошло второе знакомство, то я был безгранично горд за то, что у меня такая красивая, умная и знающая себе цену дочь. Сейчас у меня своя семья, дети и даже внуки, но у моей родни нет ни капли зависти к успехам Анастасии.


- Неужели никогда не думали воссоединиться с женой, Назаром и Настей?
- Жалею, но смысла нет ворошить прошлое. Навязывать себя им не хочу. Хотя были моменты, когда хотелось вернуться в семью, к детям. Если бы была возможность, я бы, конечно, отмотал время назад и начал по-другому жить. Мы долго разговаривали на эту темой с Настиной мамой, но все-таки поняли, что в одну реку два раза не войдешь. К слову, когда мы расстались с Оксаной, я решил кардинально поменять образ жизни. Поэтому переехал в село Тополевое Ростовской области и стал шахтером. Мне нравится то, чем я занимаюсь. А что касается нынешней Насти, то, поверьте, меня никогда не манила гламурная жизнь. Единственное, что могу для нее сделать, - порадоваться.


- Не понятно: если у вас фамилия Рыбалов, то почему у Насти - Приходько?
- Первый, кому я дал эту фамилию, был сын Назар. Приходько - это фамилия папы Оксаны Михайловны, ветерана войны, который очень хотел сына. Помню, мы шли с тестем по парку, и вдруг я ему захотел сделать приятное - сам предложил дать детям фамилию Приходько. Он тогда очень обрадовался.


- Как думаете, есть ли у Насти будущее в шоу-бизнесе?
- Если я скажу, что я бы не хотел видеть там дочь, потому что там много грязи, боюсь, ей это не понравится. Поэтому не буду этого говорить. Но в любом случае я попытаюсь приехать в Москву 17 мая, чтобы поддержать ее на конкурсе. Правда, вначале нужно спросить разрешения у ее мамы. Ведь по сути я к ее участию в конкурсе никакого отношения не имею. Я ведь просто Настин биологический отец - не больше. Поэтому, если у меня не получится приехать на «Евровидение», то хочу передать через вашу газету своей дочурке такое вот послание: «Дочка, держись! Я тебя всегда любил и буду любить всю жизнь!»



Пока вы здесь другие смотрят: